fbpx

Смена

Рубрики
Книги Рупор Смена

Книги фестиваля: «Пусть мумии танцуют. Музей искусств Метрополитен изнутри»

C 4 по 6 февраля «Смена» проведет новый книжный фестиваль — трансфомированную ковидными ограничениями версию ежегодного зимнего фестиваля: без ярмарки, зато сразу в двух локациях, в «Смене» и Национальной Библиотеке РТ. Одним из центральных событий станет выступление директора Музея современного искусства «Гараж» Антона Белова. Он представит в Казани «директорскую серию» — издательское направление «Гаража», которое выпускает биографии и автобиографии директоров художественных музеев. Презентация состоится 5 февраля в 18:30 в Национальной Библиотеке РТ, а в ее преддверии мы публикуем фрагмент из книги «Пусть мумии танцуют. Музей искусств Метрополитен изнутри». Ее автор —Томас Ховинг — возглавлял музей Метрополитен с 1967 по 1977 год и совершил настоящую революцию в одном из самых богатых и поражающих воображение музеев. Эта книга — увлекательный рассказ о том, как устроена жизнь музея изнутри: о том, как складывались отношения Ховинга с кураторами и хранителями, коллекционерами и попечителями, американской элитой 1960–1970-х. Мы публикуем отрывок из главы, в которой Ховинг рассказывает о своих путешествиях по миру в поисках экспонатов для одной из выставок к столетию музея.


В конце марта мы с Тедом полетели в Европу. Первой остановкой был Цюрих, где мы три дня совещались по поводу выставки романского искусства «Год 1200», которую я придумал к Столетию. Период примерно в двадцать лет до и после этой даты был временем расцвета художественного творчества, предвосхитившего Высокое Возрождение. Родился новый реализм: к жизни пробудились люди и стали проявлять настоящие эмоции. Ткани — душа средневекового искусства — превращались из чего-то жесткого в струящиеся каскады, ласкающие и обнажающие на удивление чувственные тела. Впервые после падения Римской империи появилось множество чисто светских произведений искусства. Этот завораживающий период имел для меня и личное значение: тогда-то и было создано замечательное распятие из слоновой кости для английской обители Святого Эдмунда. Мы с Флоренсом Дойхлером сформировали группу специалистов, чтобы те помогли отобрать для нашей гигантской выставки экспонаты и написать несколько каталогов.

Неслаженные собрания экспертов напоминали Вавилонское столпотворение: присутствующие говорили на французском, немецком, испанском и итальянском. Однако, разбавленные обедами и ужинами с лучшими винами и шампанским, они оказались продуктивными. Была одобрена аренда всех произведений, о которых просил Флоренс Дойхлер. Когда возникали сомнения по поводу того или иного экспоната, я обещал куратору недельную поездку в Соединенные Штаты за наш счет. Тонкий подкуп срабатывал.

Дойхлер, который приехал раньше нас, чтобы организовать встречи, отвел меня в сторонку и сообщил о «самом удивительном художественном открытии», сделанном, разумеется, им. Во время поездки в Осло, куда он отправился, чтобы посмотреть на группу романских деревянных барельефов для выставки, в Музее прикладного искусства его привлекла двадцатисантиметровая фигурка Христа из слоновой кости.

Он сразу почувствовал, что предмет принадлежал к распятию из обители Святого Эдмунда, выставленному в Клойстерсе. Много лет назад, ища сведения о распятии, я сначала тоже считал, что Христос из Осло был частью английской скульптуры. Однако в полном каталоге средневековых произведений из слоновой кости указывалось, что фигурка из Осло была отделана и сзади, то есть она не могла быть подогнанной к распятию. Дойхлер торжествующе заявил мне, что в каталоге была допущена ошибка. Он убедил куратора музея вытащить из футляра статуэтку из моржового бивня — так вот, спина Христа была гладкой, без каких-либо украшений. Более того, все измерения совпадали.


— Я договорился, чтобы нам дали ее на выставку, но, слушайте, мы могли бы даже купить ее, — сказал Дойхлер.

Поэтичную фигурку нашел на блошином рынке в Копенгагене в двадцатые годы один известный датский медиевист. Он завещал ее Копенгагенскому музею с одним условием: если когда-нибудь будет установлено, что статуэтка — скандинавского происхождения, она должна быть передана в музей Осло. Передача была произведена в тридцатые годы, поскольку в те времена ошибочно считалось, что все изделия из моржовых бивней вырезались в Норвегии. Дойхлер полагал, что, если мы сможем доказать, что Христос относится к английскому распятию, в Осло могли бы найти возможным уступить его нам по разумной цене. Если фрагмент подойдет к распятию в Нью-Йорке, у нас будет это доказательство, и мы сможем попробовать поторговаться. Я загорелся.

Мы с Тедом Руссо мотались между Нью-Йорком и Европой раз шесть. Необходимости в большинстве поездок не было. Я просто убегал от «Гарлема» и повседневного руководства музеем, которое становилось всё более скучным. Все поездки были организованы по высшему разряду. Меня отвозили в аэропорт в лимузине; летал я первым классом; останавливался в люксах лучших отелей; ужинал в шикарных ресторанах, много пил и втягивался в интрижки с самыми разными женщинами, попадавшимися на моем пути: сотрудницами музеев и дорогими девушками по вызову. Учитывая, как я поступил с бедным Эрнстом Грубе, — неприкрытое лицемерие, но это было чертовски весело.

Большую часть времени мы с Тедом Руссо проводили вместе. Сначала отмечались в Лондоне, чтобы за день обойти дилеров и аукционы. Однажды с нами связался дилер, предложивший нам стовосьмидесятисантиметровую картину на дереве с изображением стоящей Мадонны с Младенцем Яна ван Эйка. Дилер признался, что «картина может быть не полностью пятнадцатого века — видите ли, она была отреставрирована в семнадцатом, но с такой исторической точностью, что никому не пришло в голову расчистить ее». Мы прилетели, поизучали загадочную картину с полчаса и пришли к выводу, что это какая-то катавасия, в которой не было и следа фламандского мастера. Мы заранее знали, что это подделка. И поехали забавы ради.

Часть поездок была связана с «1200», другие касались предстоящего грандиозного празднования Столетия, которое должно было растянуться на полтора года начиная с апреля 1970-го. Тед хотел подобрать экспонаты для своей выставки «Шедевры пятидесяти веков» — хронологической экспозиции лучших произведений всех отделов Мет, дополненной сокровищами крупнейших музеев мира, которые нам готовы были прислать в честь нашего Столетия. Мы с Тедом обхаживали коллег, которые могли бы одолжить нам свои шедевры. Лондонская национальная галерея пообещала прислать замечательного Джона Констебла; Музей Виктории и Альберта — раннесредневековое медное паникадило, один из пяти главных экспонатов собрания; Рейксмюсеум гарантировал «Еврейскую невесту» Рембрандта. Лувр связался с нами, чтобы сообщить, что министр культуры Андре Мальро нашел место в своем рабочем графике и был готов дать нам аудиенцию. Мы вылетели в тот же вечер.

Министр сумел стать одним из самых интригующих интеллектуалов середины XX века. Рассказы Мальро о своей жизни стали легендами, лучшие из них касались того, как в войну он избежал верной смерти. Полковник Мальро — оперативные псевдонимы Берже или Шеперд — был ранен нацистами в засаде на юге Франции. Его перетащили в гостиницу, допрос вел офицер СС под видом священника. Мальро разоблачил лжекюре, втянув его в дискуссию об «Исповеди» святого Августина. Разгневанный эсэсовец вызвал расстрельный взвод и приказал казнить Мальро. Его поставили лицом к стене, но он повернулся и с вызовом посмотрел на своих палачей. Храбреца отпустили. (Я не верил в эту историю.)

Андре Мальро слыл идеальным человеком убеждений. Его превозносили за уникальное сочетание разных талантов: это был интеллектуал, человек действия, философ, борец, поэт и революционер. Книги Мальро — большинство я читал — представляли собой напыщенные романы или полные профессионального жаргона труды по искусству. Мне они не очень нравились. Но теперь Мальро был министром культуры. Если он откликнется на наши просьбы предоставить во временное пользование шедевры, мы всё получим.

Нам с Руссо было велено встретиться с министром в Пале-Рояле в половине пятого. Я никогда не видел дворец таким красивым, как в тот солнечный весенний день. Мы были точь-в-точь как два нетерпеливых соискателя работы. Нервно идя через внутренний скверик к крылу Мальро, я не мог отделаться от мысли, что эксцентричный министр может, как когда-то мачеха, провести инспекцию моих ногтей. Мажордом в синем мундире с лампасами и плюмажем провел нас на второй этаж. Мы вошли в величественную приемную и стали ждать. И снова ждали. Прошел час, потом полтора, Руссо стал беспокоиться, что я уйду. Он был прав: я действительно собирался убраться прочь. Тут дверь в кабинет министра отворилась, и еще один лакей в ливрее провел нас внутрь.

Мальро сидел, навалившись на огромный стол Людовика XVI, богато украшенный золоченой бронзой. Он приподнялся, протянул нам левую руку — в правой он держал «Голуаз» — и плюхнулся обратно.

— И кто у нас здесь? — спросил он своего помощника.
Тед сказал Мальро, кто мы такие.
— Мет? Давно я там не был. Мистер Ховинг, я слышал о вас — вы своего рода революционер. Непросто быть революционером в смертельно опасном музейном деле.

Министр прикурил следующую «Голуаз» и начал что-то быстро и неразборчиво бормотать. Бормотал он около часа. Я понял, может быть, процентов двадцать — в основном это был краткий пересказ его книги «Музей без стен». Он не выпускал дымящейся сигареты. Я коротал время, наблюдая, как растет и падает на стол или на ковер столбик пепла. Внезапно, не закончив предложение, Мальро остановился, посмотрел на нас в недоумении и спросил: — А что вы хотите?

Тед изложил свою идею выставки «Шедевров» и попросил о каком-либо «великолепном заимствовании» из Лувра.

Министр прикурил очередную сигарету, кивнул и, казалось, впал в кому. Было ясно, что аудиенция закончена. Мы вышли, оставив его сидеть сгорбленным за столом. Позднее просьба Теда была удовлетворена: мы получили «Рождество» Жоржа де ла Тура, «Жиля» Ватто и «Свободу на баррикадах» Делакруа.

Следующим пунктом назначения при подготовке «Шедевров» была Вена — город искусства и город греха. Официальным предлогом для веселья была встреча с недавно назначенным директором Музея истории искусств: мы хотели попросить у него произведения для «Шедевров» и одну вещицу из слоновой кости для «1200». Директором была бывший куратор, Фрици Клаунер. Она получила эту должность исключительно потому, что была старшей в иерархии государственных служащих.

Приехав за несколько дней до нашей официальной встречи, мы принялись исследовать город греха. После шикарного ужина в одном из легендарных ресторанов мы до трех утра развлекались в баре «Рентц» с двумя самыми привлекательными танцовщицами; за столиком в первом ряду да изредка в кабинетах — небольших помещениях в глубине ночного клуба, где была постель, бутылка шампанского и ванна с горячими полотенцами.

Когда я уходил, Тед исчез с другой молодой леди, — выбравшись в холл, я обнаружил, что он еще не вернулся в отель. Мы встретились за завтраком в моем номере, оба со следами предыдущей ночи на лице, потащились в административное крыло Музея истории искусств, встречаться с Фрици Клаунер. Это была суровая женщина лет шестидесяти с натянутой улыбкой и волосатыми ногами, оглядевшая нас, как настоятельница монастыря. Мучился я не только из-за тяжелого похмелья, но и оттого, что постоянно сдерживался, чтобы не расхохотаться. Я видел, что Тед тоже борется со смехом, отчего задача сохранять серьезность становилась лишь сложнее. Но мы как-то справились.

Разговор о заимствовании — мы просили Брейгеля — сразу увяз в лекции Фрици о рисках отправки произведений искусства за рубеж. Она позволила нам больше часа проболтаться в ее кабинете, неодобрительно глядя на просителей, и лишь потом сказала, что надо делать, чтобы получить требуемое. Все запросы должны были быть одобрены лично министром иностранных дел, человеком по имени Курт Вальдхайм.

К нашему удивлению, мы сразу же договорились о встрече. Вальдхайм напоминал мне сверкающую ящерицу. Блестящим у него было всё: и его темные волосы, и загорелое лицо, и голос. Чтобы обсудить «чрезвычайно деликатный вопрос о заимствованиях», Курт предложил пообедать в одном из самых шикарных ресторанов Вены. Мы так ни к чему и не пришли, и Вальдхайм посоветовал продолжить обсуждение за ужином в другом весьма дорогом ресторане. Он пришел с женой, которая за весь вечер произнесла от силы три слова. И там мы не продвинулись ни на шаг. Вальдхайм предложил снова поужинать — за наш счет — на следующий день в еще одном роскошном ресторане Вены. Мы снова не подобрались ни к какому результату, пока Тед не пригласил Вальдхайма в Нью- Йорк на торжественный ужин по случаю открытия «Шедевров», оплатив все расходы. Вальдхайм улыбнулся нам своей лукавой улыбкой ящерицы и спросил:

— Какую именно картину вы хотите? Что-то из Брейгеля? Вполне возможно, что мы договоримся о заимствовании.

Европа помогла мне изгнать демонов «Гарлема», однако разработка генерального плана архитектурной реконструкции была не меньшей головной болью. Я постоянно ездил в мастерскую Roche — Dinkeloo в Коннектикут. На мой взгляд, самой замечательной частью разрабатываемого Роучем сложного генплана были залитый светом Большой холл и просторная площадь с двумя парклетами — небольшими зелеными зонами, засаженными деревьями, с фонтанами и зовущими подняться по ним лестницами. Я попытался собрать семь миллионов долларов для этого предприятия, но члены Совета, к которым я обратился, сидели с каменными лицами.

Буквально через две недели после того как Роуч закончил макеты, мне позвонил человек, чье имя было мне знакомо еще с подготовительной школы. Барнабас (Барни) Макгенри был юристом с одним-единственным клиентом. И этот клиент проявлял к музею интерес, который может быть «чрезвычайно благожелательным». Я попросил Макгенри прийти на следующее утро.

Барни Макгенри был приятным мужчиной с тихим голосом, глядел он слегка искоса. В разговоре время от времени тихонько хмыкал, как если бы сообщал вам большой секрет. Мы начали с воспоминаний о школьных днях, но я был слишком заинтригован его единственным клиентом.

Макгенри хмыкнул с видом, что выдает мне совсем уж секретную информацию:


— Это Лила Ачесон Уоллес.

Имя мне мало что говорило. Вроде бы Генри Фишер упоминал какую-то миссис Уоллес.


— Она интересуется Египтом, верно?

— Да. Но я здесь не ради Египта, — пояснил Макгенри. Ты знаешь, что она — соосновательница Reader’s Digest 59?
— Разумеется, — солгал я.
— Лила посвятила себя тому, чтобы всё в Нью-Йорке было красиво. Прежде чем уйти из жизни, она хочет потратить все свои деньги на эти цели.

Я понятия не имел, к чему Барни клонит. Макгенри глядел на меня всё больше и больше искоса — я было уже подумал, что мне придется встать на колени, чтобы смотреть ему прямо в глаза. — Лила считает, что Метрополитен какой-то… неопрятный — хотя это мое слово, не ее. Ей кажется, что в заведении подобного уровня не может быть такого дерьмового фасада — опять же мое словцо — и что вестибюль тоже отвратительный и нагоняющий тоску.


— Согласен, — сказал я. — Так получилось, что наши архитекторы разработали совершенно ошеломляющий дизайн и для пространства перед входом, и для Большого холла. Я никогда не видел ничего прекраснее. Мы только что закончили изготовление макетов и слайдов для презентации.
— Когда миссис Уоллес может взглянуть на них?

Мы назначили встречу на следующей неделе за обедом в отеле «Стенхоуп» через дорогу и презентацию в пустом зале рядом с Большим холлом. В солнечный майский день Лила Ачисон Уоллес пришла «взглянуть», как это назвал Барни. Она была поразительно красивой, эта маленькая женщина лет семидесяти; всё у нее — одежда, волосы, тени для век — было синим. Она носила роскошную платиновую с бриллиантами брошь в виде крылатого Пегаса — символ «Дайджеста», — по эскизу ювелира Tiffany Жана Шлюмберже. За обедом мы много и беззаботно болтали. Лила рассказывала, как тепло она относилась к моему отцу и как ценила его работу в Tiffany и на Билли Грэма.

Кевин Роуч, Джон Динкилу и Артур Розенблат ждали нас в зале. Прежде чем начать презентацию, мы провели миссис Уоллес по Большому холлу и показали ей отчищенные камни: еще недавно угольно-бурые, они обрели первоначальный цвет — слоновой кости. Кевин показал свое слайд-шоу и представил эффектные макеты, объясняя философию проекта. Не было похоже, чтобы всё это произвело впечатление на миссис Уоллес. Казалось, она отметила только одну деталь: кресла, которые мы хотели поставить в обоих маленьких парках. Когда презентация подошла к концу, я завершил ее, в нескольких словах коснувшись разрабатываемого генерального плана: Храма Дендура (сыграл на ее интересе к Египту) и Американского крыла.

— Сколько будут стоить площадка перед музеем и холл? — спросила она.
— Около семи миллионов, — ответил я.
— Не возражаете, если я внесу одно изменение в ваши планы в части интерьера? Подумайте, не лучше ли вместо гардеробов обустроить напротив входа два сувенирных? Сдается мне, что пара привлекательных магазинчиков может приносить каждый год доход не меньше, чем доход от целевого капитала в десять миллионов. Как бы то ни было, мне нравятся эти планы. Пришлите мне счета.

Лила Ачисон Уоллес встала, поблагодарила нас за обед и за уделенное ей время и извинилась, что пробыла у нас так долго. Я проводил ее по крутой старой лестнице до машины и вернулся в зал. — Что, черт побери, всё это, по-вашему, значит? — спросил Кевин. — Я имею в виду сказанное по поводу счетов?

— Понятия не имею.
На следующее утро позвонил Макгенри.

— Какая шикарная презентация! Roche — Dinkeloo производят впечатление. Она готова заплатить за всё. Я пошлю вам для начала миллион — в виде акций Reader’s Digest, которые я размещу через Нью-Йоркский общественный доверительный фонд. Она всегда так делает. Кстати, семью миллионами, о которых вы упомянули вчера, дело может не ограничиться. Мне кажется, может быть и больше. Лила пойдет на это.

Пойдет на это! Оценка Макгенри оказалась скромной. На протяжении нескольких лет только на площадку перед входом и Большой холл Лила Уоллес выделила семь с половиной миллионов на строительные работы, плюс целевой капитал в четыре миллиона для бессрочного содержания холла и фасада, плюс еще четыре миллиона целевого капитала на живые цветы в четырех больших нишах и посадки у скамей в холле… Это был самый щедрый дар, который Метрополитен когда-либо получал от кого бы то ни было. Вот он, блестящий успех, который мог спасти мою карьеру! Но мне не было позволено анонсировать его.

Май 1969 года в Нью-Йорке был месяцем Нельсона Рокфеллера. Три выставки из его собрания открылись одновременно в Музее современного искусства, в Мет и в его собственном Музее примитивного искусства. И пресса обхаживала его, как Лоренцо Медичи, кем он и хотел быть.

Подготовка нашей выставки, выделявшейся показом лучших произведений его коллекции примитивного искусства, не вызывала затруднений. Персонал его частного музея активно сотрудничал с нашими кураторами и дизайнерами. Главный куратор Рокфеллера Роберт Голдуотер, человек с лицом столь мрачным, что трудно было представить его себе улыбающимся, оказался по-настоящему забавным и очаровательным интеллектуалом. На торжественном чаепитии в Покантико я зажал Рокфеллера в угол и показал ему «предварительные привлекательные эскизы» его крыла. Нельсон с жадностью рассмотрел их. Его узкие глаза стали еще уже, превратились в щели.

— Да, парень, это здорово. Заставляет задуматься.
Инсталляция Стюарта Сильвера была театральной, но не производила впечатления чересчур пафосной. Дизайн делал таинственные статуи доступными, даже симпатичными. Первый зал был посвящен высоким, раскрашенным в разные цвета тотемным столбам, которые собирал покойный Майкл Рокфеллер. Мы установили подиум и микрофоны, чтобы губернатор мог сказать несколько слов прессе.


— Я бесконечно горжусь возможностью представить эту отлично подготовленную выставку произведений, в которые я по-настоящему влюблен, — сказал Рокфеллер. — Эти работы не только мои близкие друзья — некоторые из них, привезенные из Новой Гвинеи, вызывают у меня сильнейшие эмоции из-за моего… дорогого… покойного сына Майкла…

Лучше просто нельзя было сказать, и эмоции в голосе Рокфеллера, и выражение его глаз в этот момент нас глубоко тронули. Молодой Майкл Рокфеллер пропал в Новой Гвинее, изучая знаменитые племена острова и покупая произведения искусства.

— Я хотел бы сделать отступление, если вы не возражаете, — продолжил Рокфеллер, справившись с волнением. Теперь перед нами был опытный боец, его большое лицо расплылось в улыбке, руки потянулись к аудитории. — Когда я впервые — много лет назад, еще мальчишкой, — появился в Совете Метрополитен, я выразил перед одним пожилым попечителем свое горячее желание собрать для музея — заметьте, за свои собственные средства — самую крупную в мире отдельную коллекцию искусства Океании, Африки и обеих Америк, коллекцию, не уступающую собраниям Англии или Германии. Этот попечитель — не буду тревожить его память, называя вам его имя, — глаза Рокфеллера сузились от смешного воспоминания, и он сделал характерный для него кивок склоненной набок головой, — в общем, этот старик посоветовал мне не забивать голову «туземной» чепухой, а тратить время и деньги на «стоящие вещи» типа древнегреческого искусства. Так вот, его совет, напротив, подтолкнул меня коллекционировать искусство, которое мы видим в этих роскошных залах, искусство, которое, по крайней мере для меня, не менее волнующе, чем творения Фидия, Микеланджело или Леонардо. Я прощаю этого старика и Мет. И в доказательство я хочу сообщить вам, что сейчас как раз вырабатываются договоренности — бумаги будут скоро подписаны — о передаче моего Музея примитивного искусства — целиком и полностью: экспонаты, кураторы, персонал, — короче, всё, — Метрополитен-музею. После слияния обе эти крупнейшие институции образуют величайшую единую х дожественную энциклопедию в мире. Я сообщаю также, что мой молодой креативный друг Том Ховинг, который из-за меня время от времени испытывал огорчение и который в последние месяцы попал в неприятности, добился от архитекторов великолепного плана здания, в котором разместится Музей примитивного искусства. Это здание будет построено вон там, на месте южной парковки, и станет известным как Крыло Майкла Рокфеллера…

Его голос сорвался. Боже, это был пьянящий момент, и горькие нотки делали его еще более пьянящим. Журналисты даже зааплодировали.


— Эй, Том, вы удивлены? — выкрикнул один репортер, когда начались ответы на вопросы.

— Еще как! — ответил я.
— И как вы себя чувствуете?

Я сделал паузу.
— Похоже, моя задница спасена.

После галпредставления Рокфеллера Руссо сказал мне:


— Ты победил. Я вчера ужинал с Джоан Пейсон, и она прямо захлебывалась в похвалах тебе. И ни слова не было сказано про «Гарлем». — Если бы я мог всё начать сначала, — сказал я, — я бы открыл выставку Рокфеллера и «Гарлем» одновременно. Вот поднялась бы суматоха! Сенсация с Рокфеллером позволила мне, не боясь последствий, снова красоваться на публике, что я и сделал. С тем же рвением, с каким вписывал имидж в действительность, работая в Департаменте парков, я вписывал в современные околокультурные мифы утверждение о том, что я, Ховинг, был одним из редких крестоносцев в американском музейном деле. Мне удалось убедительно доказать, что большинство других директоров, особенно Шерман Ли из Кливленда, мешали всей нашей профессии совершить рывок в новое время. Я начал снова подумывать о политической карьере или, по крайней мере, о чем-то не похожем на тихую заводь музейной жизни — еще одно проявление моего отчаянного желания быть востребованным.

Рубрики
Место События

Новый книжный фестиваль: специальные проекты

Музыкальный лейбл, серия книг «Кустода», квартирная выставка и экскурсии: стали известны спецпроекты Нового книжного фестиваля

4-6 февраля в Казани пройдет Новый книжный фестиваль. События будут проходить в двух локациях — Центре современной культуры «Смена» и Национальной библиотеке РТ. Тема фестиваля — «Актуальное прошлое. Распродажа будущего», с большей частью программы можно ознакомиться в предыдущем пресс-релизе или на сайте события.

Фестиваль организован Центром современной культуры «Смена», Национальной библиотекой Республики Татарстан, Фондом «Живой город», при поддержке Министерства культуры Республики Татарстан.

Вместо книжной ярмарки

Книжный фестиваль всегда был местом, где можно узнать о новинках издательств и получить рекомендацию от их представителей. В качестве компенсации за невозможность провести в этом году ярмарку, организаторы предложили издательствам выбрать по 10 книг, которые они привезли бы с собой в Казань  — с 4 по 6 февраля в магазине появится пространство для издательских посольств — специальных подборок, составленных постоянными участниками фестивалей «Смены».

Кроме того, в рамках книжного фестиваля «Смена» запускает рубрику «Букинистический магазин будущего». «Есть книги, про которые думается, что они будут в продаже всегда — тексты, которые либо вышли не в свое время, либо неправильно нашли свой образ в глазах читателей, либо по каким-то другим причинам не нашли покупателей — такие «длинные хвосты» есть у всех небольших независимых издательств», — отмечают организаторы. «Мы часто откладываем их покупку, думая, что как-нибудь потом купим их, что сейчас эта покупка не очень обязательна. Но наступает день, когда нужный экземпляр невозможно найти, и вот мы уже ищем его по букинистическим магазинам, сравниваем цену на теперь уже библиографическую редкость. Пока они не вышли из продажи, мы решили добавить книжной справедливости, сделать их обозримыми и объединили в воображаемый букинистический магазин будущего».

Впоследствии рубрика «Букинистический магазин будущего» станет постоянной выкладкой книжного магазина «Смена».

Вторая серия «Кустоды»

Вторая коллекция книжной серии «Кустода», запустившейся в 2020 году в рамках Зимнего книжного фестиваля «Смены». В новой подборке — забытые казанские тексты-манифесты: авангардистская концепция лечения недовольства философией «Идея философской клиники» Константина Сотонина (1921), «Периодическая система искусств» (2000) — magnum opus основателя пионера медиа-арта в СССР, лидера НИИ «Прометей» Булата Галеева, историческая фальсификация «Манифест Казанских нео-футуристов. За что нас бьют?» (1913), а также каталог выставки «Кажется, будет выставка в Казани», бренд-постер и карта Нового книжного фестиваля «Смены».

Музыкальный лейбл «Смены»

«Смена» открывает свой музыкальный лейбл, который будет заниматься архивированием и продвижением музыкальных проектов, реализованных в «Смене» или при ее активной поддержке и участии. Центр с момента создания занимается десятками направлений, а музыка — одно из самых важных среди них. Результаты творческих резиденций, проектов в области современного искусства и другие визуальные проекты архивируются в виде серии книг, газет и каталогов выставок. Проекты, связанные со звуком до этого момента никак не фиксировались. Лейбл закрывает этот пробел и открывает доступ к нашим музыкальным и саунд-арт-проектам.

4 февраля 2022 года три первых релиза станут доступны на всех стриминговых сервисах и появятся лимитированным тиражом на компакт-дисках. Vatannar — проект, который смог преодолеть границы во время пандемии, результат коллаборации казанского дуэта Djinn City, немецкого музыканта Гвидо Мёбиуса, тувинского композитора Сугдэра Лудупа и Фольклорного ансамбля консерватории, спродюсированный «Сменой» в рамках фестиваля Rodina-set’. Также появится саундтрек к Зимнему книжному фестивалю 2020 года, написанный композитором, участником группы «Елочные игрушки», экс-участником проектов 2H Company и СБПЧ Александром Зайцевым. Третьим релизом станет запись концерта Дмитрия Курляндского и Андрея Гурьянова, который должен был состояться в рамках Зимнего книжного фестиваля в 2017 году и отменился по причине болезни музыкантов, но все же прошел в 2018 году в театральной лаборатории «Угол».

Квартирная выставка «Юный владетель сокровищ»

Посетители фестиваля смогут первыми попасть на квартирный сайт-специфик-арт-проект Роберта и Ильгизара Хасановых — «Юный владетель сокровищ».

«Выставка по структуре и принципам восприятия похожа на литературное произведение — это сборник рассказов, развивающих одну идею, следующих одной хронологии и объединяющихся в единый образ, — отмечает Роберт Хасанов. — Это ощущение дополняет квартира в доме 1931 года, реконструированная под выставку с аутентичными архитектурой и интерьерными артефактами. Восприятие выставки отличается галерейной интимностью и наличием структуры — это тоже похоже на восприятие книги, подчиненной заданной структуре и форм-фактору».

Специально для гостей фестиваля состоятся экскурсии по выставке.

Регистрация: https://smena-kazan.timepad.ru/event/1916006/ 

Финисаж выставки «Кажется, будет выставка в Казани»

Посетители фестиваля получат последний шанс увидеть масштабную выставку казанских современных художников, открывшуюся в ноябре в «Смене».

Специально для посетителей книжного фестиваля проект дополнится новой параллельной программой с дискуссиями и артист-токами, виртуальным туром по выставке от Creeptone media, офлайн-медиациями и онлайн-каталогом работ казанских художников, созданным дизайнерами Анной Наумовой и Кириллом Благодатских. «Кажется, будет выставка в Казани» закончится дискуссией о локальной художественной сцене с участием куратора Алексея Масляева, художника Артёма Филатова, художницы, куратора резиденций Уральской индустриальной биеннале современного искусства Кристины Горлановой, искусствоведа, куратора, преподавательницы и писательницы Марии Линд.

Кроме того, к фестивалю появится первый печатный каталог работ молодых казанских художников, принявших участие в проекте «Кажется, будет выставка в Казани».

Сашими-постер

«Смена» выпустит ограниченный тираж сашими-постера Нового книжного фестиваля. Помимо своего сувенирного назначения, сашими-постер, с одной стороны, станет картой фестиваля, а с другой — продолжением плакатных экспериментов дизайнеров Анны Наумовой, Кирилла Благодатских и «Смены»: от бренд-постера, который заменил традиционный брендбук во время ребрендинга до постоянно меняющихся постеров в книжном магазине и магазине виниловых пластинок «Сияние». 

Экскурсии

В рамках фестиваля пройдут экскурсии по неочевидным локациям Казани.

Посетители побывают в сердце Национальной библиотеки — книгохранилище, заглянут в самые дальние отделы и пройдутсяпо коридорам, недоступным обычным гостям.

Также посетители фестиваля первыми увидят архив НИИ «Прометей» в новом здании. Там хранится наследие его руководителя Булата Галеева и сотрудников НИИ — группы, чьи работы вызывают интерес у исследователей не только России, новсего мира. На экскурсии расскажут об архиве и покажут его содержание, а также впервые представят анонс выставки Александра Скрябина в режиме work in progress.

Регистрация: https://smena-kazan.timepad.ru/event/1916003/ 

Регистрации на события фестиваля:

4 февраля — https://smena-kazan.timepad.ru/event/1909284

5 февраля — https://smena-kazan.timepad.ru/event/1909292

6 февраля — https://smena-kazan.timepad.ru/event/1909305

Останьтесь дома, если у вас повышена температура или вы чувствуете другие признаки недомогания. Отмените регистрацию или обратитесь к организаторам, чтобы дать возможность прийти на фестиваль другим. Специально для этих случаев мы организуем бесплатную доставку книг.

Рубрики
Выставка Смена События

Квартирная выставка «Юный владетель сокровищ»

Художник, сооснователь «Смены» Роберт Хасанов в режиме эксперимента пробует себя в качестве куратора выставочного проекта, использовав квартиру как форму и, заполнив ее содержанием в тандеме с художником Ильгизаром Хасановым, невольно музеефицировав свои размышления о природе творчества.

Слово куратора о причинно-следственной связи:

«Я вырос в семье художника, и искусство окружало меня с раннего детства, а любимыми занятиями было рисовать и листать альбомы. Но интерес к рисованию как постоянному процессу то угасал, то разгорался с новой силой и более осознанной мотивацией.

Пересматривая рисунки, созданные в дошкольном возрасте и позднем юношестве, я с интересом наблюдаю множество отчетливо выраженных периодов и серий. Каждый период отличался образностью, техникой и содержанием, менялся и усложнялся творческий подход, но по природе процесс оставался интуитивным. Конечной точкой этого опыта стала нарисованная в 2008 году гелевой ручкой по старой бумаге работа под названием «Юный владетель сокровищ».

 Этой работой завершился период моей активной практики в графике, теперь же она сыграла роль отправной точки для выставки. Она была создана под впечатлением от одноименной повести 1961 года гватемальского писателя Анхеля Мигеля Астуриаса, представителя магического реализма.

Выставка похожа на литературное произведение — сборник рассказов, развивающих одну идею и следующих одной хронологии. Это ощущение дополняет квартира в доме 1931 года, реконструированная под выставку, с аутентичной архитектурой и интерьерами. Выставка в квартире отличается от галерейной интимностью восприятия и наличием структуры, которая подчиняет восприятие своей архитектурной и житейской логикой.

Сравнение с книгой позволяет представить процесс создания выставки как вклеивание фотографий в альбом, где они становятся частью одного сюжета, в этом случае он развивается вокруг темы природы творческого процесса. Об этом хрестоматийном вопросе я задумался достаточно спонтанно — и, возможно, это стало результатом моего желания обратиться к искусству, немного перенаправив ход мыслей. Дальнейший процесс работы над экспозицией сопровождался удачным стечением обстоятельств и чередой совпадений: произведения, словно детали пазла, собирались в общую картину, а давно забытый опыт вдруг обретал новый смысл, становясь ключом к дальнейшему развитию сюжета.

Ильгизар Хасанов всегда старался поддерживать мое желание быть ближе к искусству — и сейчас, смотря ретроспективно,я понимаю, что именно он вдохновил меня на создание этой выставки. Теперь процесс закольцевался и запустился заново».

Роберт Хасанов

Посетить выставку можно с 4 по 20 февраля, записавшись на экскурсию от авторов — Ильгизара и Роберта Хасановых. Регистрация на экскурсии и правила посещения: https://smena-kazan.timepad.ru/event/1916006/

Рубрики
Место События

Новый книжный фестиваль: расписание 6 февраля

С 4 по 6 февраля в Казани пройдет Новый книжный фестиваль «Смены». Расписание событий на 6 февраля:

(бесплатные регистрации на все события)

Центр современной культуры «Смена»

Открытая репетиция и презентация проекта «Вспоминая будущие»



«Вспоминая будущие» — совместный хореографический и исследовательский проект компании TaikaBox (Оулу, Финляндия), арт-группы «Алиф» и Центра современной культуры «Смена» (Казань, Россия).

Участники проекта ставят ряд творческих экспериментов, которые лягут в основу новой международной постановки. Исследуя и интерпретируя финские и татарские народные сказки, команда артистов собирает их в аллегорический перформанс, в котором исследуются корни идентичности и её современные ростки. В проекте татарский фольклор переплетается с финским, и вместе они — с современными прочтениями и новыми технологиями, что позволяет по-новому взглянуть на прошлое и настоящее.

Участники: Нурбек Батулла, Марсель Нуриев, Мария Нуриева, Анастасия Фаттахова, Марат Казиханов, Сугдэр Лудуп, Tanja Råman, John Collingswood, Lölä Vlasenko.

17:00 Телемост «В поисках новой литературы: как издавать литературный журнал сегодня»

Дискуссия в рамках второй части фестиваля «Контур: в поисках новой литературы» издательства Ad Marginem.

Новый международный литературный фестиваль «Контур» посвящён поиску новой литературы. Фестиваль пытается разобраться, как меняется литературный канон прошлого, исследовать аспекты, в которых развивается литература сегодня — от гибридных жанров и обращения к природе до новой тревожности, а главное — ответить на вопрос «зачем нам по-прежнему нужна литература?»

Телемост будет организован между «Сменой» и ДК «ГЭС-2», где события пройдут в офлайн-формате, с онлайн-включением Клэм Маклауд из Лондона.


Участники:
Клэм Маклауд, журнал WORMS, Великобритания
Арина Бойко — авторка, соосновательница литературного журнала «Незнание»
Света Лукьянова —писательница, редакторка, музыкантка, соосновательница WLAG Russia

18:30 Дискуссия «Локальные художественные сцены»

В 2021 году в Центре современной культуры «Смена» открылась выставка «Кажется, будет выставка в Казани» — масштабный проект «Смены», призванный вывести на первый план молодых представителей локальной художественной сцены. В рамках дискуссии участники попробуют понять стратегии развития искусства в российских регионах, описать его проблемы и достижения, а также разные уровни его локальности и маршруты выхода вовне.

Участники:
Алексей Масляев — куратор, заведующий сектором по научно-методической работе образовательного отдела Московского музея современного искусства (ММОМА), куратор Фонда поддержки современного искусства Cosmoscow, куратор выставки «Кажется, будет выставка в Казани»
Артём Филатов — художник, куратор мастерской «Тихая»
Кристина Горланова — куратор резиденций Уральской биеннале современного искусства
Мария Линд — искусствовед, куратор, преподаватель и писатель.
Кирилл Маевский — сооснователь и арт-директор Центра современной культуры «Смена»

Национальная библиотека РТ

15:00 Читатели профессиональные, экзистенциальные и другие особенности аудитории книжного фестиваля «Смены»

Что и как читают посетители книжного фестиваля «Смены»? Бумажные книги или электронные? Как коронавирус повлиял на чтение? Можно ли составить типизированные портреты посетителей и описать их практики чтения? А что интересует читателей нон-фикшна? О том, как читают сегодня современные жители большого города и какие тренды в книжной индустрии наметились за последние годы, мы поговорим с сотрудниками Института исследований культуры: Виталием Куренным, Иваном Напреенко и Александром Сувалко.

Участники:
Виталий Куренной — директор Института исследований культуры, профессор Школы философии и культурологии НИУ ВШЭ
Александр Сувалко — преподаватель Школы культурологии и философии НИУ ВШЭ
Иван Напреенко — эксперт Центра прикладных и полевых исследований Института исследований культуры НИУ ВШЭ

17:00 История звука. Дискуссия Анатолия Рясова и Евгения Былины об исследованиях звука

Серия «История звука» следует призыву французского мыслителя Жака Аттали, который утверждает, что мир «создан не для созерцания, а для вслушивания». Ее задача — познакомить читателя с молодым и бурно развивающимся полем гуманитарной науки, которое стремится описать многообразие аудиального мира. В фокусе внимания проекта, с одной стороны, философские и антропологические исследования звука и звуковой культуры, с другой — социально-политический анализ музыки сквозь призму критической теории и культурологии.

Участники:
Евгений Былина — редактор серии «История звука» в издательстве «Новое литературное обозрение», теоретик культуры, исследователь звука, музыкант. Преподаватель в Школе дизайна НИУ ВШЭ

Анатолий Рясов — звукорежиссер, исследователь sound studies, автор книги «Едва слышный гул. Введение в философию звука», вышедшей в серии «История звука» издательства «Новое литературное обозрение».

18:30 Лекция Михаила Полуэктова «Управление сном»

Управление своим сном и сновидениями было ещё одним обещанием недалёкого будущего. Одни люди верили, что удастся обнаружить «ген сна» и совсем избавить человека от этого бесполезного времяпрепровождения, другие, наоборот, надеялись, что появится возможность использовать это состояние для работы или учёбы (обучение во сне) или же для приятного времяпрепровождения (заказные сновидения). Реалисты же утверждали, что при помощи новых технологий человечеству удастся немного приблизиться к разгадке тайны сна и использовать их для улучшения некоторых показателей сна. Кто оказался прав?

Михаил Полуэктов — врач-сомнолог, кандидат медицинских наук, доцент и заведующий отделением медицины сна Первого МГМУ им. И. М. Сеченова, автор книги «Загадки Сна: от бессонницы до летаргии»

При поддержке издательства «Альпина нон-фикшн»

Рубрики
Место Смена События

Новый книжный фестиваль: расписание 5 февраля

С 4 по 6 февраля в Казани пройдет Новый книжный фестиваль «Смены». Расписание событий на 5 февраля:

Центр современной культуры «Смена»

(бесплатные регистрации на все события 5 февраля)

15:00 Показ фильма «Событие» (2021)

Фильм Одри Диван — экранизация одноимённого романа Анни Эрно, вышедшего в 2021 году в издательстве No Kidding Press.

1963 год. Анна учится в университете и мечтает о писательской карьере. Незадолго до выпускных экзаменов она обнаруживает, что беременна, и эта «благая весть» может поставить крест на её будущем. Девушка становится заложницей не только собственного тела, но и общественной морали, подавляющей свободу. Времени на раздумья почти не остается, и Анна решается на невероятное. Она готова преступить закон, рискуя оказаться за решеткой.

17:00 Апокалипсис и «каинова политика»:
слушаем вечерние новости вместе с Рене Жираром

Известно, что американский философ, антрополог и теолог Рене Жирар был заядлым любителем т. н. «новостей» – художественного жанра, описывающего преимущественно войны, скандалы и разнообразные бедствия. Впрочем, прославился он не этим, а созданием концепции человеческого поведения, известной как «миметическая теория». Люди, как полагал Жирар, скованы узами взаимного подражания, которое ведёт к насилию, поискам «козла отпущения», краткому примирению на его трупе и снова к насилию – ещё более дикому. Итоговое тотальное насилие, которое сотрёт все различия между людьми, он называл апокалипсисом – апофеозом человеческого, а не божественного зла. И это то, что ждёт нас сегодня.
В рамках лекции мы обсудим, как в жираровской теории осмысляется современность, почему последние два века европейской истории актуальны как никогда раньше и что нас ждёт в будущем, если мы не откажемся от злокачественного подражания. Помимо этого, затронем следующие вопросы:
– Как жираровские понятия помогают нам понимать и анализировать происходящее в мире?
– Почему (практически) все современные войны – по сути, междоусобицы между братьями-близнецами?
– Могут ли таблички с надписью «Обаме и Меркель вход воспрещён» обладать философским значением?
– Каким образом пандемия может быть одновременно метафорой и реальностью тотального насилия между людьми?
– Наконец, как избежать неизбежного конца и возможно ли это в принципе?

Алексей Зыгмонт – кандидат философских наук, религиовед, научный сотрудник Института общественных наук РАНХиГС

18:30 Беседа «Книги и футбол: обручённые ковидом»

В рамках беседы спортивный журналист Игорь Порошин и критик Игорь Кириенков будут искать связь литературы и спорта, размышлять о смерти футбола и его конкуренции с другими зрелищными видами культуры современности.

Несмотря на радикальные изменения в потреблении развлекательного контента, футбол остается архаичным, сопротивляется изменениям и сохраняет формат «полного метра». Самый популярный вид спорта всё меньше вписывается в мир, где доминируют короткие форматы, и не может предложить эндорфиновые приходы, которые гарантированы каждому зрителю модных сериалов на Netflix.

Часть поклонников футбола сами ускоряют матчи. Они берут за основу научный подход, опираются не на события на поле, а на сложные данные и цифры. Сама игра уходит на второй план и заслуживает просмотра лишь на скорости x1,5.

Участники:

Игорь Порошин — журналист, телепродюсер и автор подкаста Cappuccino & Catenaccio
Игорь Кириенков — критик, шеф-редактор онлайн-кинотеатра «Кинопоиска»

Национальная Библиотека РТ:

(бесплатные регистрации на все события 5 февраля)

15:00 Презентация книги Гарета Мёрфи «Ковбои и индейцы. История индустрии звукозаписи» и дискуссия с участием казанских музыкальных издательств

Боб Марли не стал бы частью культурного мейнстрима без Island Records, великие альбомы Run DMC и Red Hot Chili Peppers могла ждать иная судьба без Рика Рубина, а группы Sex Pistols без Малкольма Макларена не существовало бы вовсе. Вот уже полтора века музыкальную картину мира формируют не только артисты, но и продюсеры, лейблы и звукозаписывающие компании. Именно истории этой индустрии посвящена книга «Ковбои и индейцы». На основе архивных исследований современной музыки и интервью с десятками участников рынка, автор работы Гарет Мёрфи пишет хронику первопроходцев, благодаря которым мы и сегодня можем поставить под иглу самые важные музыкальные открытия в истории.

Илья Воронин — главный редактор издательства «Шум», музыкальный журналист

Дискуссия «Региональные музыкальные издательства: малый бизнес, хобби или просветительский проект»



После презентации обсудим локальную индустрию на дискуссии «Региональные музыкальные издательства: малый бизнес, хобби или просветительский проект». В последние несколько лет в России произошел бум музыкальных лейблов. Собственные издательства запускают артисты и музыкальные комьюнити, промо-группы, книжные магазины, телеграм-каналы, смм-бюро и культурные институции. Чем занимается независимое музыкальное издательство сегодня и что становится импульсом к его созданию — экономическая целесообразность, просветительский пафос или социально-культурный контекст конкретного региона? Обсудим эти вопросы вместе с представителями казанского лейбл-бума.

Участники:

Игорь Шемякин, «Смена»
Айдар Хуснутдинов, «Казанализация»
Вагиз Хусаинов, Shurale records
Ильяс Гафаров, Yummy Music
Булат Ибятов, «Сияние»

Модератор: Илья Воронин

17:00

Спотифай против твоих друзей: некоторые наблюдения о музыкальных практиках россиян

Правда ли, что музыка в последние годы становится всё тупее и примитивнее? Рекомендации цифровых стримингов – однозначное благо или есть подводные камни? Слушать музыку альбомами – прошлый век? Музыкант сделал что-то гадкое: означает ли это, что нужно перестать слушать его треки? О том, что наши соотечественники думают по этим и другим музыкальным вопросам, расскажет социолог, эксперт Института исследований культуры НИУ ВШЭ Иван Напреенко.

Иван Напреенко — эксперт Центра прикладных и полевых исследований Института исследований культуры НИУ ВШЭ

18:30

Презентация «Директорской серии» Музея современного искусства «Гараж»

«Директорская серия» — новая серия Музея «Гараж», посвященная биографиям и автобиографиям директоров мировых художественных музеев. В 2022 году в серии вышло 2 книги: «Пусть мумии танцуют. Музей искусств Метрополитен изнутри» Томаса Ховинга и «Опыт или интерпретация. Дилемма музеев современного искусства» Николаса Серота.

Томас Ховинг возглавлял музей Метрополитен с 1967 по 1977 год. За десять лет своего директорства он совершил настоящую революцию в одном из самых богатых и поражающих воображение музеев. В период его руководства приобретались мировые шедевры и крупные частные коллекции, была сделана самая масштабная реконструкция здания, а в залах начали выставлять современных художников и проводить выставки-блокбастеры — среди которых, например, выставка, посвященная русскому костюму из собраний советских музеев.

Николас Серота 28 лет возглавлял галерею Тейт, превратив ее в одну из самых влиятельных художественных институций в мире. Открытый под его руководством филиал галереи — Тейт Модерн — приобрел репутацию музея XXI века: именно здесь кураторы впервые отказались от идеи группировать работы по эпохам и художественным течениям и начали выставлять произведения по темам, выстраивая между ними диалог и создавая в экспозиции кураторский нарратив.


Антон Белов — директор Музея современного искусства «Гараж»

Вход на событие доступен только по бесплатной предварительной регистрации с привязкой ко времени. Если вы не сможете прийти на событие — сообщите об этом организаторам, отменив билет на сервисе Timepad или связавшись с нами напрямую. Так вы дадите возможность посетить фестиваль другим. Для посещения события необходимо предъявить сертификат с QR-кодом о перенесенном заболевании и(или) вакцинации или справка о медотводе с отрицательным ПЦР (до 2 дней). Для входа в книжный магазин «Смена» OR-код не требуется.

Рубрики
Место Смена События

Новый книжный фестиваль: расписание 4 февраля

С 4 по 6 февраля в Казани пройдет Новый книжный фестиваль «Смены». Расписание событий на 4 февраля:

(бесплатные регистрации на все события 4 февраля)

Национальная Библиотека РТ.

18:30

«Актуальное прошлое. Распродажа будущего»
Презентация Нового книжного фестиваля «Смены» и дискуссия

2021 год можно было бы описать как год двух трендов в книгоиздании. С одной стороны — это год переизданий: на полках книжных магазинов оказались книги, которые давно стали букинистическими редкостями. С другой стороны — вышедшие за последние годы книги, пытающиеся описать и предсказать наше будущее, были разбиты пандемией, они не смогли предсказать даже завтрашний день. Как пандемия влияет на книжный мир? Почему прошлое вновь становится востребованным и как оно делает нас устойчивее? Что делать с книгами, предсказывающими будущее, — распродавать по 50 рублей или ждать, пока они обретут свою архивную акутальность?

20:00

Концерт группы «Тальник»

Дуэт Александра Уколова и Светланы Цепкало «Тальник» — одна из самых загадочных современных российских групп. Несмотря на обширную дискографию (первый релиз дуэта вышел в 2014-м году) и любовь музыкальных критиков, группа крайне редко даёт концерты и до недавнего времени не выкладывала свою музыку на стриминговые сервисы. На Зимнем книжном фестивале «Смены» музыканты исполнят специальную программу в Универсальном зале Национальной Библиотеке Республики Татарстан.

Вход на событие доступен только по бесплатной предварительной регистрации с привязкой ко времени. Если вы не сможете прийти на событие — сообщите об этом организаторам, отменив билет на сервисе Timepad или связавшись с нами напрямую. Так вы дадите возможность посетить фестиваль другим. Для посещения события необходимо предъявить сертификат с QR-кодом о перенесенном заболевании и(или) вакцинации или справка о медотводе с отрицательным ПЦР (до 2 дней). Для входа в книжный магазин «Смена» OR-код не требуется.

Рубрики
Книга/Мерч

Книга «Мифология казанских татар»

В книгу издательства «Смена» вошли первые систематические исследования религиозно-мифологических верований казанских татар этнографа и просветителя Каюма Насыри и учёного Якова Коблова; книгу проиллюстрировал художник Антон Черняк, также известный как Шило из группы «Кровосток». 

Рубрики
Книги Рупор

Книги фестиваля: «Едва слышный гул»

C 4 по 6 февраля «Смена» проведет новый книжный фестиваль — трансфомированную версию ежегодного зимнего фестиваля: без ярмарки, зато сразу в двух локациях, в «Смене» и Национальной Библиотеке РТ. 6 февраля в 17:00 в Библиотеке состоится презентация книжной серии «История звука», задача которой познакомить читателя с молодым и бурно развивающимся полем гуманитарной науки, которое стремится описать многообразие аудиального мира. О Sound studies будут беседовать редактор серии Евгений Былина и Анатолий Рясов — звукорежиссер, автор книги «Едва слышный гул. Введение в философию звука». В преддверии фестиваля публикуем отрывок из этой работы, в котором автор рассуждает о феноменологии звука.


Звук изменяется и длится—его проблематично остановить, определить. Это не под силу даже технике: сколь угодно краткий сегмент, изъятый монтажером из звукового контекста, все равно остается для нас длящимся мгновением. И если кинокадр, пусть и со множеством оговорок, все-таки можно условно обозначить как изображение застывшего движения, то в случае звука волна синуса на экране компьютера едва ли сумеет претендовать на подобный статус больше, чем картина Кандинского. Застывший звук—это нечто абсолютно невозможное. Однако феноменологическое схватывание звука затруднено прежде всего тем, что мы всегда ловим только одну его фазу. Мелодия выстраивается для нас через воспоминание о нотах, звучавших мгновение назад,—то есть через свое прошлое: она включает это прошлое. Возможно, речь здесь стоит вести не о постоянстве настоящего, а о длительности становления. Длительность звука накладывается на длительность сознания. Мы вынуждены вспоминать звучание прямо в момент слушания, держать в голове последовательность изменения тонов. Событие звучания—это процесс, постоянно изменяющий свои очертания. По словам Фёгелин, вслушивание «связано с сомнением по поводу услышанного… потребностью переслушивать снова и снова» . Мы имеем дело не с явлением, а с являющимся или являвшимся. Самый непродолжительный звук остается текучим, почти неуловимым, даже если тянется только одна нота или—что поразительнее всего—пауза. Музыкантам хорошо известно, что немые ферматы тоже способны звучать. Один-два тембра и пауза уже содержат всю сложность: так герои Беккета подолгу прислушиваются к звуку собственных шагов. Вслушивание—очень странный опыт, меняющий сознание, но приобретаемое здесь знание почти не поддается систематизации: оно не похоже на привычное расширение эрудиции, речь идет о весьма необычном знании. Быть может, это длящееся вслушивание точнее будет определить не как приобретение знаний, а как интенциональный горизонт, открывающий доступ к аудиальному опыту. При столкновении со звуковым феноменом больше оснований вести речь не о схватывании явления, а о захваченности им: язык Бибихина здесь более уместен, чем терминология Гуссерля.

При этом нужно еще раз вспомнить о том, что исключение проблемы пространства из разговора о звуке едва ли будет продуктивным. Процитированный выше стереотип «слуховое темпорально, зрительное пространственно» не выдерживает даже самой деликатной критики. Мы очень часто слышим шумы из определенной зоны, особенно это касается звуков с резкой атакой. Удары или щелчки, как правило, раздаются из собственного «угла» и властвуют над некоей территорией. К тому же глаза функционируют как единый орган, а уши нередко могут слышать «отдельно» друг от друга. В то же время существуют обволакивающие звуки вроде порывов ветра: в отличие от хруста ломаемых им веток, сам ветер редко удается локализовать, он рассеян по панораме, это широкий звук. Колокольный звон или гул ночных джунглей не просто заполняют огромные просторы, но и затягивают слушателя на свою территорию. Далекий звук вовсе не синонимичен «тихому» или «слабому».

В области sound studies наиболее подробный анализ отношений звука и пространства представлен у Роберто Казати и Жерома Докича, на примере многочисленных аргументов и схем демонстрирующих, насколько сильно звучание обусловлено окружающей средой. Однако сосредоточение исключительно на пространственном восприятии оказывается слишком зависимым от естественнонаучной парадигмами явно недостаточным для оправдания заголовка «Философия звука», что позволило Скрутону назвать этот подход, не рассматривающий звуки вне связи с резонирующими объектами, сугубо физикалистским . При этом Скрутон, как и Казати/Докич (да и не только они), называет звуки «событиями», но вкладывает в это определение совсем иной смысл: вслушивание в «чистое звуковое событие» у Скрутона ближе к феноменологическим установкам, так как его интересуют прежде всего акусматические явления, оторванные от своей «естественной» среды. В этом контексте предложенное Франсуа Бонне решение проблемы противостояния «субъективизма» феноменологии и акустической «событийности» Казати/Докича через собственный «шизологический» метод, отсылающий к Делёзу, лишь усугубляет путаницу . Все это заставляет задуматься о том, что область sound studies, едва успев оформиться в научное направление, рискует превратиться в множество разрозненных гуманитарных изысканий, неустанно генерирующих расплывчатые термины.

Так или иначе, пространственное восприятие звуков открывает целый комплекс проблем. По словам Шиона, мы постоянно забываем о том, что звук часто имеет не один, а как минимум два, три или даже больше источников. Возьмем звук, издаваемый ручкой, которой я пишу этот черновик. Два основных источника этого звука — ручка и бумага.

Повседневная жизнь переполнена этими столкновениями: когда звук текущей из крана воды сливается с шумом проезжающей за окном электрички, а автомобильные клаксоны выстраиваются в музыкальные интервалы, эти сочетания кажутся не менее изощренными, чем продуманные звукорежиссерские решения. При этом выражения вроде «звук духового оркестра» отнюдь не требуют оговорки о совокупности разных тембров, ведь вокруг нас почти нет аудиособытий, лишенных частотных колебаний и похожих на воспроизводимый генератором тон. Практически каждый звук, который мы слышим, уже является множеством гармоник, ансамблем тембров. Едва колеблющаяся струна помимо основной ноты всегда производит легкий призвук—обертон. И в этом смысле аккорд рояля и аккорд духового оркестра не столь уж радикально отличаются по своей насыщенности. Звуки взаимодействуют и конфликтуют друг с другом.

Именно здесь открывается простор для изучения фундаментальных свойств звука, и рядом с терминами частота, амплитуда и фаза появляются другие, вызывающие куда меньшее доверие у физики: тембр, отчетливость, ритм.

Напрасно теоретики музыки говорят только о высоте звука. Звуки не только высоки, но и тонки, толсты, а греки говорили прямо об острых и тяжелых звуках. Далее, звуки несомненно бывают большого объема и малого объема, густые, прозрачные, светлые, темные, сладкие, терпкие, мягкие, упругие и т. д (Лосев А. Ф. Диалектика мифа)

классификация Лосева, пожалуй, оказывается даже более изощренной, чем те, которые предлагают современные sound studies. И как раз ускользание таких понятий, как тембр, от четких научных определений требует предельного внимания, в том числе и в звукозаписывающей практике: так, зачастую звукорежиссеры, изменяя динамику сигналов или добавляя реверберацию, не осознают, что во всех этих случаях вносят изменения в тембр. Желание поскорее запустить звук в работу и представление опыта практической деятельности как залога компетентных знаний ставит звукорежиссеров в неловкое положение, потому что восприятие звука—это та область, где подобные иерархии крайне проблематичны.

Вопреки стремлению выглядеть экспертом, часто приходится признаваться себе в противоположном: занимаясь звукозаписью, нужно быть постоянно готовым к провалу, к полной неудаче. В саунд-индустрии подобное признание нечасто можно услышать от продюсера или звукорежиссера, для него редко находится подходящая минута. Поэтому, чтобы не растерять клиентов, логичнее молчать о подобных вещах или даже убедить себя в ошибочности такого рода мыслей. И тем не менее всегда может случиться момент, перечеркивающий весь авторитет так называемого накопленного опыта. Многим звукоинженерам знакомо это мгновение, когда решение принимается без всякой опоры на предшествующие знания. Опыт превращается в бесполезную, тяготящую обузу. Находясь в центре звукового события, звукорежиссер вовсе не является самим событием, хотя себя он, как правило, считает как минимум его сотворцом. Но звук может быть «срежиссирован» тысячами разных способов. Возможно, в процессе сведе́ния фонограмм стоит вести речь о том, складывается звуковой образ или нет,—о странном свидетельствовании, а не о верности примененных методов. Нечто подобное проделывал Гротовский, молча сидевший на театральных репетициях: он вслушивался в происходящее, не произнося ни слова, и ждал, пока спектакль сложится сам. Поведение звуков непредсказуемо, одни и те же тембры при едва заметном различии обстоятельств могут собраться в совершенно иной образ. Но бывает и наоборот—при существенной переработке деталей звуковая картина может не обнаружить принципиальных изменений, и многочасовое пересведение окажется топтанием на месте. В том числе и поэтому среди занимающихся звукозаписью всегда будет много тех, кто сильно напоминает эзотериков. Знание точных рецептов, игра в гуру, представление своих знаний как таинства—верные признаки упрямой самоуверенности и непрофессионализма. Когда некто попытается представить звукозапись как сферу, имеющую отношение лишь к знаниям специалистов, а себя—как привилегированного носителя этих знаний, это практически всегда будет означать, что вы имеете дело с шарлатаном.

Звучащие феномены противятся попыткам предлагать единственно верный способ вслушивания. Здесь есть что-то, напоминающее пример с домом на берегу Сены, задействованный Мерло-Понти в контексте проблемы восприятия. Никто не способен увидеть здание со всех сторон сразу, и хотя взгляды с разных берегов дают более полную картину, феномен дома, однако, остается чем-то бо́льшим нежели суммой всех взглядов. Даже если вообразить, что возможно, превратившись в насекомое, проникнуть в щели за плинтусами или взглянуть на фундамент из-под земли, дом как целое все равно продолжит ускользать от нас. На этом этапе можно вернуться к проблеме субъективных впечатлений.

Рубрики
Контекст Рупор Смена

Зимний книжный фестиваль: избранное

Традиционный зимний книжный фестиваль мы проводим c 2013-го — именно этим событием (правда, тогда под названием «казанская книжная ярмарка») и открывалась «Смена». Десятки лекций, тысячи книг, масса новых знаний, знакомств и впечатлений — фестиваль всегда для нас самое ожидаемое событие зимы. В этом году пандемия внесла свои коррективы, но после нескольких переносов нам все-таки удастся провести событие: впервые без книжной ярмарки и впервые на двух площадках сразу. Пока вы изучаете все подробности и спецпроекты Нового книжного фестиваля «Смены», мы собрали лучшие лекции зимних фестивалей за все время проведения (за исключением первого, там с качеством совсем беда).

2020 год

«Человек как две формы жизни»

По следам своего бестселлера «Хлопок одной ладонью. Как неживая природа породила человеческий разум» нейробиолог, профессор Нью-Йоркского университета Николай Кукушкин рассказывает о том, как в переплетении живой и неживой форм жизни заключены как все достижения человеческой цивилизации от государства до науки, так и все человеческие проблемы от наркомании до шовинизма.

«Представление себя “культурным”: статусные сигналы и репутационные игры в повседневной жизни».

Каждый раз, когда два представителя образованного слоя в современных западных обществах знакомятся друг с другом (и часто – когда они уже знакомы) они оценивают друг друга в терминах обладания качеством, которое на протяжении XX века в русском языке описывалось словом «культурность». Интерес социологов к этому связан с предположением, что культурный капитал является силой, сдерживающей социальную мобильность и цементирующей социальное неравенство. Как и почему так происходит рассказывает кандидат социологических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Михаил Соколов

2019 год

Бетховен: главное. Как слушать музыку главного юбиляра 2020

Музыкант и автор просветительских курсов о музыке Ляля Кандаурова рассказывает, как слушать юбиляра 2020 года — Людвига вана Бетховена и рассказывает, что главное в его музыке — прекрасно знакомой и неизвестной, понятной и таинственной.

Презентация книги «Хождение по звукам» и разговор о поп-культуре

Презентация книги «Хождение по звукам» музыкального критика, экс-радиоведущего «Серебряного дождя» плавно перетекает в лекцию «Стыдно не знать!», посвященную иерархиям и нормативам в поп-музыке.

2018 год

«Издательство Ad Marginem перед 25-летней годовщиной: промежуточные итоги»

Главный редактор культового независимого издательства Ad Marginem Александр Иванов рассказал об истории проекта, поделился его ближайшими планами и познакомил с последними новинками.

2017 год

«Зачем литературе теория?»

Легендарный российский литературовед, доктор филологических наук Сергей Зенкин представляет свою книгу «Теория литературы: Проблемы и результаты» и рассказывает о том, каким образом читатели участвуют в развитии литературы, каковы пределы нашей свободы в интерпретации художественных произведений и можно ли серьезно и ответственно судить о книгах, которых мы не читали

«Генетика безволия»

Почему одни с легкостью отказываются от соблазнов, а другие не в силах им противостоять и раз за разом нарушают данное себе слово не курить/не есть вредного/бегать каждый день и так далее? Оказывается, люди, которым сложно сопротивляться искушениям, физиологически, биохимически и генетически отличаются от тех, у кого этих проблем нет. Как это работает рассказывает молекулярный биолог, научный журналист Ирина Якутенко.

2016 год

«Искусственные языки: от эсперанто до дотракийского»

«Lingua ignota, эсперанто, сольресоль, ро, трансцендентная алгебра, квенья, блиссимволика, паленео, на’ви, дотракийский — все эти и многие другие языки не возникли естественным путём, а были созданы искусственно. Кто и с какими целями создает искусственные языки? Чем они похожи на естественные языки, а чем отличаются от них? Отвечает лингвист, кандидат филологических наук Александр Пиперски

«Эмоциональная культура образованного русского общества в конце XVIII – начале XIX века»

В лекции сделана попытка понять эмоциональный мир человека прошлого как часть культуры, с меняющимися нормами, табу, предписаниями, объединяющими людей в особые «эмоциональные сообщества», ориентирующиеся на общие «публичные образы чувства» Андрей Зорин — литературовед, историк, доктор филологических наук, профессор Оксфордского университета.

2015 год

«Что остается от искусства»

В выступлении рассматривается тенденция развития современного искусства, связанная с акционизмом, или искусством действия. Развивается идея о связи искусства действия с кризисом представления – современное искусство все более индифферентно к своей зрелищной и/или экспозиционной составляющей. Елена Петровская — философ, заведующая сектором эстетики Института философии РАН.

«Татарский шамаиль. Традиции и современность»

Татарский шамаиль — самобытный жанр изобразительного искусства мусульман России. Он содержит в себе как зрительный образ, так и сакральный текст, оказываясь одновременно художественным произведением, религиозным поучением и литературным памятником. Сегодня для ее расшифровки требуются усилия целого ряда специалистов — востоковедов, исламоведов, искусствоведов. Об истории и интерпретациях рассказывает старший преподаватель кафедры религиоведения КФУ Ильшат Гимадеев.

2014 год

«Кризис глобальной системы и политический ислам»

Философ, исламский общественный и политический деятель Гейдар Джемаль о мировом порядке и его неизбежном крахе

«Не пора ли русской прозе умереть?

Отечественную художественную литературу хоронят Константин Мильчин (редактор отдела культуры журнала «Русский репортер»), Андрей Аствацатуров (писатель и филолог), Борис Куприянов (сооснователь книжного магазина «Фаланстер») и Михаил Котомин (главный редактор Ad Marginem)

Рубрики
Место Смена События

Новый книжный фестиваль «Смены»

4, 5 и 6 февраля в Казани пройдет Новый книжный фестиваль «Смены» 

ноль книжных ярмарок, десять разговоров о книге и контекстах, в которых она существует, один концерт, один перформанс, две презентации исследований, две выставки, семь экскурсий, четыре новых книги и один новый музыкальный лейбл. 

В начале февраля в Казани пройдет Новый книжный фестиваль «Смены». События будут проходить в двух локациях — Центре современной культуры «Смена» и Национальной библиотеке РТ.

Пандемия уже несколько лет корректирует планы всего мира — в том числе и наши. Поэтому зимой 2021-2022 года «Смена» не может провести Зимний книжный фестиваль в привычном для всех формате — с ярмаркой независимых издательств, гостями которой уже 9 лет становятся сотни казанцев. Но непростая ситуация побуждает экспериментировать, поэтому событие пройдет в необычном формате. В этом году мы вынуждены отказаться от ярмарки, поэтому мероприятие переформатировалось в фестиваль событий, где спикеры будут искать книгу в разных областях жизни — спорте, музыке, современной хореографии, кино.

Темы фестиваля 2022 года — «Актуальное прошлое. Распродажа будущего».

2021 год можно было бы описать как год двух трендов в книгоиздании. С одной стороны — это год переизданий — на полках книжных магазинов оказались книги, которые давно стали букинистическими редкостями. С другой стороны — это год рухнувших футурологических прогнозов. Вышедшие за последние годы книги, пытающиеся описать и предсказать наше будущее, были разбиты пандемией, они не смогли предсказать даже завтрашний день. Как пандемия влияет на книжный мир? Почему прошлое вновь становится востребованным и как оно делает нас устойчивее? Что делать с книгами, предсказывающими будущее — распродавать по 50 рублей или ждать пока они обретут свою архивную актуальность? Эти и другие темы будут затронуты в рамках событий и спецпроектов Нового книжного фестиваля «Смены».  

Вместо ярмарки

Книжный фестиваль всегда был местом, где можно узнать о новинках любимых издательств и получить рекомендацию от их представителей. В качестве компенсации за невозможность провести в этом году ярмарку, «Смена» предложит издательствам выбрать по 15 книг, которые они привезли бы с собой в Казань  — с 4 по 6 февраля пространства книжного магазина «Смена» будут символически переделаны для издательских посольств — специальных подборок, составленных постоянными участниками фестивалей «Смены». Мы не можем привезти издателей в Казань, но мы привезем их книги, а главное — их голос и экспертизу. Также во время фестиваля появится внутренний спецпроект книжного магазина — «Букинистический магазин будущего» — новая постоянная рубрика о книгах, которые совсем скоро могут выйти из продажи и будут доступны только в букинистических магазинах. 

Вход на событие доступен только по бесплатной предварительной регистрации с привязкой ко времени. Если вы не сможете прийти на событие — сообщите об этом организаторам, отменив билет на сервисе Timepad или связавшись с нами напрямую. Так вы дадите возможность посетить фестиваль другим. Для посещения события необходимо предъявить сертификат с QR-кодом о перенесенном заболевании и(или) вакцинации или справка о медотводе с отрицательным ПЦР (до 2 дней). Для входа в книжный магазин «Смена» OR-код не требуется. 

Лекции и дискуссии

Понятия «Актуальное прошлое. Распродажа будущего» организаторы фестиваля вместе с философами и культурологами раскроют и обсудят 4 февраля в рамках презентации Нового книжного фестиваля «Смены». Тогда же гости подробнее познакомятся со специальными проектами события.

Также на фестивале состоится презентация результатов исследования читательских практик казанцев — проекта, который совместно с Институтом исследований культуры Высшей школы экономики стартовал во время Зимнего книжного фестиваля 2020 года. Представители ВШЭ также познакомят горожан со своим новым проектом — исследованием музыкальных практик россиян. Участники: профессор Школы философии и культурологии НИУ ВШЭ Виталий Куренной, преподаватель Школы Александр Сувалко и эксперт Центра прикладных и полевых исследований Института исследований культуры НИУ ВШЭ Иван Напреенко. В рамках презентации Национальная библиотека Республики Татарстан представит результат собственного исследования книжных преподчтений своих читателей в 2021 году. 

Директор Музея современного искусства «Гараж» Антон Белов представит «директорскую серию»: издательский проект, посвященный биографиям и автобиографиям директоров мировых художественных музеев. 

Журналист, телепродюсер и автор подкаста Cappuccino & Catenaccio Игорь Порошин в лекции «Футбол и книги: обрученные ковидом» будет искать связь литературы и спорта, размышлять о смерти футбола и его конкуренции с другими зрелищными видами культуры современности.

Редактор серии «История звука» издательства «Новое литературное обозрение» Евгений Былина обсудит со звукорежиссером и исследователем Анатолием Рясовым Sound Studies: бурно развивающееся поле гуманитарной науки, которое стремится описать многообразие аудиального мира. 

Музыкальный журналист, главный редактор издательства «ШУМ» Илья Воронин презентует книгу «Ковбои и индейцы. История индустрии звукозаписи» и проведет дискуссию с участием казанских музыкальных издательств.

Врач-сомнолог, кандидат медицинских наук Михаил Полуэктов расскажет о важном обещании недалекого будущего: о возможности управления сном и избавления человечества от этого «бесполезного времяпрепровождения».

Религиовед, кандидат философских наук Алексей Зыгмонт расскажет о важнейшей философской интуиции XX века: «миметической теории» французского мыслителя Рене Жирара, описывающей тягу человечества к взаимному подражанию, ведущему к насилию.

Для чего нам все еще нужна литература, обсудят писательницы и редакторки из Лондона, Москвы и Казани. Телемост «В поисках новой литературы: как издавать литературный журнал сегодня» пройдет в рамках фестиваля «Контур. В поисках новой литературы» издательства Ad Marginem. Участвуют Клэм Маклауд, журнал WORMS; Арина Бойко — авторка, соосновательница литературного журнала «Незнание»; Света Лукьянова — писательница, редакторка, музыкантка, cоосновательница WLAG Russia.

Концерт

Во время фестиваля пройдет концерт группы «Тальник» — одной из самых загадочных современных российских групп. Несмотря на обширную дискографию (первый релиз дуэта вышел в 2014 году) и любовь музыкальных критиков, группа крайне редко дает концерты и до недавнего времени не выкладывала музыку на стриминговые сервисы. На Новом книжном фестивале «Смены» музыканты исполнят специальную программу в Универсальном зале Национальной библиотеки Республики Татарстан.

Перформансы

Поиск книги продолжится и в более экспериментальных форматах — в рамках фестиваля пройдет открытая репетиция и презентация проекта «Вспоминая будущие». Это совместный хореографический и исследовательский проект компании TaikaBox (Оулу, Финляндия), арт-группы «Алиф» и Центра современной культуры «Смена». Репетиция пройдет одновременно в «Смене» и в Оулу, а наблюдать друг за другом и общаться артисты и зрители будут с помощью «зума». .

Выставка

Фестивальный уикенд станет заключительным для «Кажется, будет выставка в Казани». 4-6 февраля — последняя возможность посетить масштабный экспозиционный проект казанских художников и музыкантов в «Смене». 

К Новому книжному фестивалю «Смены» проект дополнится виртуальным туром по выставке от Creeptone media, медиациями и онлайн-каталогом с работами казанских художников, созданным дизайнерами Анной Наумовой и Кириллом Благодатских. «Кажется, будет выставка в Казани» закончится дискуссией о локальной художественной сцене с участием куратора проекта Алексея Масляева, художника, куратора студии «Тихая» (Нижний Новгород) Артема Филатова, художника, заведующей Уральским филиалом Пушкинского музея (ГЦСИ Екатеринбург) Кристины Горлановой, искусствоведа, куратора, преподавателя и писательницы Марии Линд (Швеция).

Фильм

Показ фильма «Событие» — экранизации автобиографического романа писательницы Анни Эрно, который вышел в издательстве No Kidding Press в конце 2021 года. В том же году вышел и фильм, получивший «Золотого льва» в Венеции. В центре сюжета жизнь 23-летней студентки, которая решается сделать незаконный аборт во Франции 1960-х. 

Спецпроекты: музыкальный лейбл «Смены», новая версия «Кустоды», серия экскурсий

Кроме основной программы, фестиваль будет насыщен и другими событиями и проектами. К фестивалю «Смена» откроет музыкальный лейбл и выпустит новую серию «Кустоды» — издательского проекта, выпускающего архивные тексты казанских гениев места. Также посетители фестиваля смогут отправиться уникальные экскурсии — по квартирной выставке «Юный владетель сокровищ», новому проекту художников Ильгизара и Роберта Хасановых, и архиву пионеров медиа-арта НИИ «Прометей». Подробности о спецпроектах появятся 31 января — следите за новостями в социальных сетях «Смены».

——

Останьтесь дома, если у вас повышена температура или вы чувствуете другие признаки недомогания. Отмените регистрацию или обратитесь к организаторам, чтобы дать возможность прийти на фестиваль другим. Специально для этих случаев мы организуем бесплатную доставку книг.

Партнеры: Национальной библиотекой Республики Татарстан, Фондом «Живой город», при поддержке Министерства культуры Республики Татарстан. 

Рубрики
Смена События

Показ фильма «Обходные пути»

Медитативный портрет окраин Москвы, пронизанных влиянием невидимых цифровых черных рынков. Пока дети бегают по крышам гаражей, рабочие-иммигранты играют в волейбол, а активистка стоит в одиночном пикете, закладчик Денис делает тайники по всему городу. Фильм — призер Венецианского кинофестиваля 2021.

КУПИТЬ БИЛЕТ

«Фильм Екатерины Селенкиной и Алексея Курбатова завораживает своей поразительной, избавленной от суеты, отмороженной интонацией. Формально „Обходные пути“ — рассказ о трудах и днях человека печальной судьбы, „закладчика“, который вечно ждет, что его вот-вот поймают, но, кажется, судьба главного героя, Дениса, волнует авторов далеко не в первую очередь. Перед зрителем — отстраненный портрет большого города, современности, запечатленной на пленку статичной камерой, выверенный, непротиворечивый, несуетливый, вбирающий в себя самые разные аспекты жизни и пугающий. На большом экране „Обходные пути“ гипнотизируют» («Сеанс»).

Фестивали и награды:

• Венецианский кинофестиваль-2021 (Venice Critics’ Week) — Cпециальный приз жюри
• Международный фестиваль Дебютного кино в Новой Голландии-2021 (Санкт-Петербург) — Лучший российский фильм
• Viennale (https://www.viennale.at/de/film/obkhodniye-puti) (Австрия)
• Международный фестиваль в Салониках (Греция) — конкурсная программа Film Forward

Рубрики
Место Смена События

Показ фильма «9 причин, чтобы жить»

Легкомысленный и избалованный Томас проводит ночи напролет в клубах, а дни – в постели. До тех пор, пока это вконец не надоедает его отцу, прославленному детскому врачу. Доктор Рейнхард заставляет сына сделать выбор: остаться без дома и средств к существованию, либо взять шефство над его юным пациентом Маркусом, который родился с серьезным заболеванием. Эта встреча навсегда изменит жизни каждого из них.

Купить билет

Режиссёр: Кристоф Барратье
Продюсер: Дмитрий Рассам
В ролях: Виктор Бельмондо, Жерар Ланвен, Йоанн Элунду
Жанр: комедия, драма
Хронометраж: 91 мин.
ВО: 12+