Смена

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в pinterest
Поделиться в telegram

«Дети заслуживают песен с нормальными аранжировками»

Участники «Турбины» о работе с детскими текстами

Зимний книжный фестиваль станет площадкой для музыкального проекта «Турбина», где инди-музыканты становятся соавторами и создают песни на стихи детей. «Смена» и детский книжный магазин «Маршак» продолжают проект вместе с музыкантами из Казани и близлежащих городов — Jerk (Казань), Баббой (Самара), Tyagotenie (Самара) и Светой Лукьяновой (Казань).  Слушать релиз

Участники проекта рассказали «Рупору Смены» о своем взгляде на «детское творчество» и о том, каково работать с текстами, написанными ребенком.

Jerk (Казань)

Работали со стихотворением Феди Быстрова

Игорь Шемякин:

Нам не пришлось ломать голову над тем, какой из предложенных текстов выбрать — стих Феди, как интонационно так и содержательно, соответсвует внутреннему состоянию лирического героя наших песен. Может быть, нам стоило бы сотрудничать с Федей на постоянной основе.

Обсудив, как должна звучать композиция, мы решили подойти концептуально и выступить в несвойственном для нашей группы жанре «а капелла». По аналогии с творческим методом других казанских ребят из группы Jukebox trio, мы собрали аранжировку исключительно силами своих ртов и голосовых связок, без использования музыкальных инструментов. Получилось такое Jerkbox trio.

Артур Джерк:

Я открыл док со стихами, Федин оказался первым, тут-то я и понял, что это наш стих. Аранжировка очень отличилась от наших обычных, ведь мы совсем не использовали инструменты, только голоса) Скажу только, что дети — лучшие люди на земле! Не вижу смысла в разделении творчества. Творческие взрослые такие же дети, только чуть хуже!

Айдар Шаймарданов:

Прочитав в первый раз строчки Феди, я понял что струнки души заиграли до боли знакомый мотив, что-то вроде городского романса начала прошлого века. Пальцы сами начали подбирать нужные аккорды, которые в последствии мы заменили на голоса. Как сказал Артур Шопенгауэр: «Каждый ребенок в какой-то мере гений, и каждый гений в какой-то мере ребенок», и я надеюсь, в этой песне Гений Феди и Гений группы Jerk слились в одном безумном танце душ.

«Бабба» (Самара)

Работали со стихотворением Вари Карповой

Фото: Таня Шарапова

Ольга Чубарова:

Все детские стихи, участвующие в этом проекте, очень необычные и совсем не «детские». Мы выбрали 2 стиха пятилетней Вари Карповой. Ее неподдельные детские страхи, экзистенциальное ощущение жизни и смерти очень коррелируют с нашими собственными воспоминаниями о детстве. Когда ты тонко переживающий, думающий ребёнок, ты с рождения ощущаешь некую пустоту, которая проходит с тобой через всю жизнь. Я дописала текст, опираясь на Варины ощущения, и получился некий скачок во времени: из детских размышлений – в сформировавшиеся взрослые ощущения и то, как мы, взрослые, пытаемся их заглушить.
Это определенно очень крутой опыт — обрамить детское переживание в самостоятельное произведение. Если бы нам в детстве предоставился такой шанс, мы бы танцевали от радости! Когда взрослые работают с тобой на равных, воспринимают твоё творчество не как детский лепет, а как нечто серьезное и заслуживающие внимание — это даёт уверенность уже на самых ранних этапах развития творческого потенциала.

Алла Четаева:

Как мама пятилетней девочки могу сказать, что дети — это абсолютно честный и яркий поток, ребёнок часто находит ответы на вопросы, над которыми взрослые в силу жизненного опыта будут долго и мучительно думать. В этих стихах мы увидели ту самую истину, за которой взрослые гонятся и все никак не могут угнаться — до нас ничего не было и после нас не будет. Когда мы работали над аранжировкой, в музыке хотелось передать ощущение праздника, добавить декоративных элементов, которые бы немного выбивали из серой реальности, добавить наших традиционных блёсток и перьев, превратить все в короткую сказку для танцпола, где взрослые, освобождённые от бытовых оков и рутины, становятся собой — счастливыми детьми, танцующими без страха.

Света Лукьянова (Казань)

Работали со стихотворением Никиты Тугумова

После первой сессии работы со стихотворением мы с Айдаром включили песню в машине, и я почувствовала в ней какую-то тревожность. Я пою таким отстраненным голосом, от этого создается пугающее ощущение. И это повторение черных предметов — черный нос, черный хвост, напомнило мне детские страшилки типа «В черной-черной комнате есть черный-черный шкаф». Поэтому мы добавили во второй куплет загадочный шепот. Мне нравится, что в песне появился еще один слой — что это за черная жена? Может быть, это магический кот? Может быть, это песня о некромантии?

Вообще, как в любой настоящей поэзии, здесь можно найти много разных смыслов. Например, это также песня об идентичности. Если у белого кота так много черных частей тела, почему он остается белым? Значит, внутреннее состояние кота важнее внешнего, и только кот может решать, кем он является.

Текст Никиты просто потрясающий. Две из сочиненных мною мелодий были на его тексты, нам кажется, он очень талантливый поэт. Мы ребята с чувство юмора, поэтому для нас ирония и абсурд в тексте не кажутся чем-то странным. Я обожаю тот факт, что в этой песне упоминаются трусы. Но для нас это обычное дело.

Мы считаем, что разделять взрослые и детские стихи уместно, потому что нас волнуют разные вещи и мы используем разные творческие языки. Но вот разделения между взрослой и детской музыкой, на наш взгляд, быть не должно. Почему-то в композициях для детей артисты часто поют дурными голосами и обязательно играет какая-то пиликалка. Мы считаем, что дети заслуживают песен с нормальными аранжировками, на темы, которые им близки.

Именно это мы и постарались сделать в этой песне. Найти идеальный баланс между двумя мирами — детским и взрослым.

Tyagotenie (Самара)

Работали со стихотворением Вари Карповой

Фото: Катя Фирсова

Текст песни выбирался исходя из наших личных предпочтений и очень круто, что по настроению он попал точно в унисон с нашим. Музыка у нас уже была частично готова и когда мы наложили текст, то оказалось, будто именно для него она и была написана изначально!)
Что касается работы с детским текстом, то это сравнимо с путешествием в сказочную страну, в которой взрослые вещи говорятся детским языком. Хотя, чем больше мы слушаем и вникаем в текст Вари, тем больше складывается ощущение, что текст написан не ребёнком, а человеком, повидавшим жизнь! Но сделано это по-детски непосредственно. В этом, наверное, и заключается вся прелесть детского языка и слога. Он говорит просто то, что взрослый попытался бы как-то завуалировать. И от того это звучит честнее и понятнее. Поэтому иногда стоит не детские стихи переводить во взрослую плоскость, а наоборот!

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в pinterest
Поделиться в telegram

«Неинтересная жизнь — это ад»

Об образовательной части фестиваля «Рудник» рассказывают его арт-директор Марина Разбежкина, куратор Школы документального кино Ольга Привольнова и куратор Школы документальной анимации Дина Годер.

Подробнее »

Оксана Мороз. «Некрополитика коронавируса в онлайн-репрезентациях: о работе смерти и (немного) памяти»

С разрешения издательства Института Гайдара мы публикуем статью Оксаны Мороз из коллективной монографии «Прощай, COVID?» под названием «Некрополитика коронавируса в онлайн-репрезентациях: о работе смерти и (немного) памяти».

Подробнее »